Это был старый самолет. Он был максимально перегружен пассажирами и их багажом, поэтому вместо того, чтобы стартовать с места на скорости, мы очень медленно разгонялись. В результате в момент отрыва от земли мы укатились за взлетную полосу и задели крыльями и шасси вращающийся радар...

В этот момент я спал (самолет взлетал около 8 часов утра), и меня разбудил сильный удар. Никто в самолете, включая стюарда и стюардесс, не знал, что произошло. Какое-то время мы не могли набрать высоту. Мы начали кружить на высоте двух километров. Было хорошо видно Персидский залив и пустыню. Самолет время от времени трясло. Потом объявили, что часа три будут сжигать топливо, а потом приземлятся обратно в Дубай. Представляете состояние людей (и меня в том числе) — лететь в самолете, который ударился обо что-то на взлете, не разбился, а сейчас сжигает топливо, чтобы сделать аварийную посадку...

Оставалось только молиться. Две девушки периодически впадали в истерику. Капитан самолета несколько раз выходил в салон и смотрел что-то под полом самолета - то ли проверял, нет ли трещины, то ли показания датчиков.

Ужасное состояние — ты ничего не можешь поделать. Оторваться от земли в ненадежном самолете — ты не можешь просто выйти. Остаётся полагаться на опыт пилотов и, конечно же, на Кришну, который может проявиться по-разному...

И вот объявили получасовую готовность к посадке. И только сейчас стюардесса сказала, что с шасси что-то не в порядке. Объявили, как следует себя вести во время и после аварийной посадки... Я почувствовал, что смерть совсем рядом... перед глазами пролетела вкратце вся моя жизнь. В действительности, ничего полезного я сделать не успел и, скорее всего, не стремился сделать. Наоборот, обидел многих людей, причинил им боль и создал проблемы.

Ещё подумал, к чему у меня остались привязанности: немного к родственникам, к друзьям. Вспомнил лотосные стопы духовного учителя, который терпеливо ведет меня в духовной жизни. Вспомнил о Кришне, о царице Кунти, которая радовалась трудностям, так как они помогали не забывать о Кришне.

Пару минут было естественное состояние ребенка, который потерялся в огромном материальном мире, и никто не может ему помочь, кроме изначального и настоящего отца — Кришны.

Мы начали приземляться... Перед самой землей самолет кидало из стороны в сторону. Но вот коснулись земли, и самолет начало трясти. Капитан кричал по-украински, чтобы мы сгруппировались и не поднимали голову. От вибрации панели над пассажирскими сиденьями отвалились... Перед приземлением стюард Муслим или Миха (крымский татарин), не помню точно имя, сказал мужчине, который сидел рядом со мной, как открыть запасную дверь в случае, если с ним самим что-либо случится. (Ровно год назад при аналогичных обстоятельствах на взлете в Турции загорелся самолет — никто не выжил).

Коснувшись посадочной полосы, отвалилась и осыпалась почти вся пластмассовая обшивка над сиденьями. Это то, что мы увидели изнутри самолета. Так мы ехали не на резиновых покрышках шасси, а на ободах, и это ощущалось очень сильно. Несколько секунд ехали нормально, затем опять сильная вибрация и такое чувство, что самолет сейчас закружится или «клюнет носом» и, конечно же, загорится...

Мужду жизнью и смертью

 

 Без детальных подробностей скажу, что самолет, наконец-то, остановился. Но тут все уловили запах гари. Была высокая вероятность, что самолет загорится. И это все почувствовали. Нас начали заливать пеной. Минут через пять нас начали выводить наружу. Одна девушка была в истерике, у нее стало плохо с сердцем, ей дали валерьянки, обмахивали газетой...

 

Между жизнью и смертью случайностей не бывает

Приземлились мы, как оказалось, на военном аэродроме вблизи Дубай. Наши шансы остаться в живых, как потом сказал руководитель спасательной операции, равнялись минус двум.

  • Во-первых, при взлете мы не набрали достаточной скорости, а после того, как произошло столкновение с радаром, самолет должен был «клюнуть носом» и загореться, как это произошло с самолетом в Турции в прошлом году.

  • Во-вторых, при ударе мы повредили оба крыла и помяли оба мотора, кроме того, пробило топливные баки, и горючее во время полета всё время вытекало на шасси. И во время посадки за нами продолжал тянуться этот «шлейф» из горючего. Однако в какой-то момент утечка прекратилась и это спасло от возгарания и последующего взрыва.

  • В-третьих, по милости Кришны при столкновении лопнули все 4 шасси. Если бы лопнуло одно, два или три шасси, то при посадке нас бы развернуло от неравномерного распределения веса самолета — и всё, самолет бы перевернулся.

  • В-четвертых, только неделю назад было подписано соглашение, что в случае аварии самолетам можно будет приземлиться на этом военном аэродроме вблизи Дубай. Иначе нас не принял бы ни один аэропорт, включая тот, с которого мы взлетели, так как в нашем случае произошло бы очевидное возгорание во время приземления, а это дополнительные жертвы.

Когда мы приземлились, нас ждали спасатели, пожарники, медики
и служба, которая снимает на «видео» катастрофы.
А над территорией кружили два вертолета...

Мы вылетаем через два часа специальным самолетом, который прилетел за нами из Киева. Не знаю, что теперь ожидать от этого полета...

P.S. И, конечно же, нельзя быть уверенным ни в какой жизненной ситуации и положиться при полёте просто на самолет. В случае, который произошел со мной, это видно более понятно.

Ваш слуга Кешава дас

Фрагмент из книги «Последний экзамен»
автор — Е.С. Чайтанья Чандра Чаран

Ещё по теме между жизнью и смертью

Случайности не случайны

Cмысл жизни человека
Шрила Прабхупада о смысле жизни человека

Чем отличается человек от животного

Для чего рождается человек?
Выбор в жизни человека

Раздел сайта Смысл жизни

 

Vedic-Culture.in.ua