Смерть братьев наших меньших

Одной из заметных черт, глубоко усвоенной Толстым и повлиявшей на его жизнь и творчество, является вегетарианство. Следует отметить, что тема вегетарианства встречается и в работах Толстого, не посвященных напрямую отказу от мясоедения.

В «Войне и мире» князь Андрей с сарказмом говорит о чувствительности барыни, «с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом» (1). В «Воскресении» появляется политический заключенный Симонсон, «в гуттаперчевой куртке и резиновых калошах, укрепленных сверх шерстяных чулок бечевками (он был вегетарианец и не употреблял шкур убитых животных)» (2).

«Мясо никогда нельзя получить, не причинив вреда живым существам, а убиение живых существ несовместимо с пребыванием на небесах; поэтому надо избегать мяса.»
Законы Ману (5:48)

Каждое существо имеет право на жизнь, и не следует поступать с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой: «Ему ясно стало, что он нисколько не русский дворянин, член московского общества, друг и родня того-то и того-то, а просто такой же комар, или такой же фазан или олень, как те, которые живут теперь вокруг него»* (Казаки/ 3 ).

Все существа рождаются, некоторое время живут, а затем умирают, но только человеческая форма жизни предоставляет возможность осознать неизбежность смерти и осмыслить своё отношение к ней: «Я живу, жил, я должен жить, и вдруг смерть, уничтожение всего. Зачем же ЖИЗНЬ?» (Записки сумасшедшего/ 4 ).

Смерть в жизни человека

В Брахманда-пуране скоротечное и непрочное человеческое бытие сравнивается с пузырьком пены («нарах буддхуда самах») в океане сансары, и Константин Аевин в «Анне Карениной» рассуждает о своей жизни:

«В бесконечном времени, в бесконечности материи,
в бесконечном пространстве выделяется пузырёк-организм,
и пузырек этот подержится и лопнет, и пузырек этот — я» (5).

Можно стараться отогнать мысли о смерти, но это лишь отсрочит решение проблемы. Пьер Безухов, в круговороте светской жизни, с недоумением по нескольку раз в день спрашивал себя: «К чему? Зачем? Что такое творится на свете?». «...Под влиянием вина он говорил себе: «Это ничего. Это я распутаю — вот у меня готово объяснение. Но теперь некогда, — я после обдумаю все это!». Но это после никогда не приходило...

«Мы заблуждаемся, рассуждая так: «Я ещё дитя, я буду стремиться к благу, когда стану юношей. Я ещё юноша, когда достигну старости, я сделаю то, что необходимо для своего благополучия. Я стар, а все мои дела не выполнены. Как же я теперь выполню то, что оставил несделанным в расцвете сил?». Так человек, чей разум отвлечён порочными страстями, никогда не достигает блага.»
Вишну-пурана(17:72-74)

Иногда Пьер вспоминал о слышанном им рассказе о том, как на войне солдаты, находясь под выстрелами в прикрытии, когда им делать нечего, старательно изыскивают себе занятие, для того, чтобы легче переносить опасность. И Пьеру все люди представлялись такими солдатами, спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто игрушками, кто лошадьми, кто политикой, кто охотой, кто вином, кто государственными делами.

«Нет ни ничтожного, ни важного, все равно;
только бы спастись от неё, как умею! — думал Пьер.
— Только бы не видеть её, эту страшную её"» (6).

Страшась смерти, люди пытаются отрицать тот очевидный факт, что через её врата придётся пройти всем: «Петр Иванович успокоился и стал расспрашивать подробности о кончине Ивана Ильича, как будто смерть была такое приключение, которое свойственно только Ивану Ильичу, но совсем не свойственно ему» (7).

В глубине души каждый чувствует бессмертие и не верит в прекращение своего существования. Герои Толстого часто задают себе вопросы:

  • «Что же будет, когда меня не будет?» (Божеское и человеческое/ 8)

  • «Так где же я буду, когда меня не будет?» (Смерть Ивана Ильича/ 9)

  • Приговоренный к повешению революционер Светлогуб «всё не верил, что должен умереть. Несколько раз он, опять задавая себе вопрос, не спит ли он, тщетно старался проснуться. И эта мысль навела его на другую: о том, что и вся жизнь в этом мире не есть ли сон, пробуждение от которого будет смерть. А если это так, то сознание жизни в этом мире не есть ли только пробуждение от сна предшествующей жизни, подробности которой я не помню? Так что жизнь здесь не начало, а только новая форма жизни. Умру и перейду в новую форму» (10).

  • К этой же мысли приводит смертельно раненого Андрея Болконского сон, в котором он увидел свою смерть. «Но в то же мгновение, как он умер, князь Андрей вспомнил, что он спит, и в то же мгновение, как он умер, он, сделав над собой усилие, проснулся. «Да, это была смерть. Я умер — я проснулся. Да, смерть — пробуждение!» — вдруг просветлело в его душе, и завеса, скрывавшая до сих пор неведомое, была приподнята перед его душевным взором. Он почувствовал как бы освобождение прежде связанной в нём силы и ту странную легкость, которая с тех пор не оставляла его» (11).

«Удивительнее всего, что прадеды, деды, отцы умерли, но каждый думает, что он не умрет».
Юдхиштхира Махарадж, Махабхарата

Рассказ «Смерть Ивана Ильича» удивляет современного читателя деталями описания ухода из тела (эти подробности были известны ещё авторам Упанишад, но на Западе такие сведения стали общедоступными лишь благодаря книгам Р. Моуди и его коллег): «Он провалился в дыру, и там, в конце дыры, засветилось что-то... Он искал своего прежнего привычного страха смерти и не находил его. Где она? Какая смерть? Страха никакого не было, потому что и смерти не было. Вместо смерти был свет».

«Смерти не нужно бояться; не должно безоглядно предаваться наслаждениям, удовлетворяя желания плоти. Осознав свою истинную природу, сбросив бремя привязанностей, следует неуклонно идти к цели.»
Бхагавата-пурана(3:31:47)

Мысль о смерти как о переходе в иную форму существования, как о возможности выхода из сансары придаёт жизни совершенно иную перспективу и направленность. В неоконченных «Посмертных записках старца Федора Кузмича» мы встречаем следующие рассуждения: «Прежде много раз думал, что человек не может не желать... Вся жизнь в этом. И мне пришло в голову, что если вся жизнь в зарождении желаний и радость жизни в исполнении их, то нет ли такого желания, которое свойственно бы было человеку, всякому человеку, всегда, и всегда исполнялось бы им, скорее, приближалось бы к исполнению? И мне ясно стало, что это было бы так для человека, который желал бы смерти.

«Покинутое жизнью, это тело умирает, но сама жизнь не умирает. Воистину, это тонкая основа всего. То — сущее, То — Атман; ты — одно с Тем!
Чхандогья- упанишада (6:11:3)

Вся жизнь его была бы приближением к исполнению этого желания; и желание это наверное исполнилось бы... Желание не в смерти, не в самой смерти, а в том движении жизни, которое ведёт к смерти. Движение это есть освобождение от страстей и соблазнов того духовного начала, которое живёт в каждом человеке. Я чувствую это теперь, освободившись от большей части того, что скрывало от меня сущность моей души, её единство с Богом, скрывало от меня Бога... Если бы я поставил своим высшим благом... освобождение от страстей, приближение к Богу, то всё, что придвигало бы меня к смерти: старость, болезни — было бы исполнением моего единого и главного желания» (12).

«Не испытывая счастья, не действуют... Но следует стремиться к постижению истинного счастья.
Нет счастья в малом, лишь бесконечное — счастье.» Чхандогья-упанишада,(7:22-23)

Ссылки на использованную литературу:

1 Толстой Л. Н. Война и мир: В 2 кн. М.: Художественная литература, 1970, том 2, стр 208.
2 Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 22 т. М.: Художественная литература, 1978 —1985, том 13, стр 376.
3 там же, том 3, стр 227
4 там же, том 12 , стр 50
5 там же, том 9, стр 387
6 Толстой Л. Н. Война и мир: В 2 кн. М.: Художественная литература, 1970, том 1, стр 633
7 Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 22 т. М.: Художественная литература, 1978 —1985, том 12, стр 60.
8 там же, том 14, стр 262
9 там же, том 12, стр 85
10 там же, том 14, стр 264
11 Толстой Л. Н. Война и мир: В 2 кн. М.: Художественная литература, 1970, том 2, стр 451
12 Лев Толстой и русские цари. М.: Кстати, 1995, стр 160

Ещё материалы по теме «Смерть»

 Фрагмент из книги
«Зеркало русского индуизма. Неизвестный Лев Толстой»
автор: Дмитрий Бурба

 Vedic-Culture.in.ua