Даже те, кто считает религиозные тексты индуизма высшим выражением человеческого духа, не могут не признать, что иные религиозные системы в той или иной степени содержат аналогичные идеи.

Двенадцатого марта 1910 Д. П. Маковицкий записал беседу А. Н. Толстого с дочерью Александрой: «Только такие великие умы, как древние индусские мудрецы, могли додуматься до этого великого понятия... Наши христианские понятия духовной жизни происходят от древних, от еврейских, а еврейские — от ассирийских, а ассирийские — от индийских, и все идут ходом обратно: чем новее, тем ниже, чем древнее, тем выше».

Помимо религии Вед на Толстого сильное влияние оказали христианство и буддизм.

Лев Толстой и Христианство

В январе 1871 года Толстой пишет Фету, что он с утра до ночи учится по-гречески, а через одиннадцать лет, осенью 1882 года, под руководством раввина Соломона Александровича Минора начинает изучать древнееврейский язык. Зачем писателю с мировым именем в 64 года для овладения мертвыми языками прилагать такие сверхусилия, после которых пришлось ехать в Самару поправлять подорванное здоровье? На протяжении 1879—1882 годов Толстой трудился над «Критикой догматического богословия», с марта 1880 по апрель 1884 писал «Соединение и перевод четырех Евангелий». Отражение идей Вед в Библии — отдельная и очень обширная тема*, выходящая за рамки настоящей работы.

* Существует мнение, что Иисус провел молодые годы (о которых евангелисты ничего не сообщают) в Индии и туда же вернулся после «воскресения». В яснополянской библиотеке хранится специальный выпуск индийского журнала «Обозрение религий» (1903), сообщающий о том, что могила Христа находится в Кашмире. В журнале есть заметки Толстого.

Всё же отметим, что Толстой был знаком и с церковным преданием. Несмотря на резко отрицательное отношение к Православной церкви** и её догматам (тем понятнее интерес к первоисточнику), Толстой использовал в своих произведениях житийные сюжеты: например, из «Пролога» — книги, изданной на Руси впервые в 1642 и содержащей поучения и краткие жития святых. При детальном рассмотрении выясняется, что такие сюжеты, как «Житие Иосафа-царевича» (многие считают его христианизированным жизнеописанием Будды)***, «Притча святого Варлаама о временном сем веце», «Стефанит и Ихнилат»****, и др. имеют восточное происхождение.

** В яснополянской библиотеке хранится брошюра Свами Абхедананды «Почему индиец отвергает современную церковь, хотя он признаёт Христа». Толстой также утверждал, что признаёт Христа, а его отрицание «церковности» было чрезвычайно радикальным: «Та вера, которую исповедует наша иерархия и которой она учит народ, есть не только ложь, но и безнравственный обман» (Соединение и перевод четырех Евангелий/1,24 10). В «Исследовании догматического богословия» Толстой вновь подтвердил своё отношение к догматам православия: «Всё это вероучение... не только ложь, но сложившийся веками обман людей неверующих, имеющий определенную и низменную цель». О некоторых причинах такой крайне негативной оценки не только деятельности Православной церкви, но и всего её учения, речь идет в третьей главе книги «Зеркало русского индуизма. Неизвестный Лев Толстой», автор Дмитрий Бурба.

*** В книге Н. К. Рериха, посвященной его путешествию по Алтаю, есть эпизод, свидетельствующий о популярности этого сказания в народной среде: «Вахрамей начинает мурлыкать напевно какой-то сказ. Разбираю: «А прими ты меня, пустыня тишайшая. А и как же принять тебя? Нет у меня, пустыни, палат и дворцов...» Знакомо. Сказ про Иосафа. «Знаешь ли, Вахрамей, о ком поёшь? Ведь поешь про Будду. Ведь Бодхисатва — Бодхисатв — переделано в Иосаф»».

*** В XI в. византиец Симеон Сиф перевёл на греческий язык (под названием «Стефанит и Ихнилат») арабское переложение «Панчатантры» — санскритского памятника, который относят к периоду между II в. до н. э. и IV в. К греческому переводу Сифа восходят древнерусские (с XII в.) переложения. В Индии «Панчатантра» причисляется к нити-шастрам — книгам об искусстве политики. Двух главных героев этого назидательного сборника зовут Каратака («темно-красный») и Даманака («усмиритель»). Арабский переводчик Ибн-аль-Мукафф (VIII в.) передал эти индийские имена как Калила и Димна, в которых Сиф ошибочно усмотрел корни слов иклилъ («диадема») и диман («следы кочевья») и поэтому назвал действующих лиц Стефанитом (греч. «увенчанный») и Ихнилатом (греч. «следящий, исследующий»).

Уже давно подмечено сходство духовной практики христианских подвижников (в особенности исихастов) с мантра-медитацией. В «Отце Сергии» Толстой описывает старца, который держал тело «неподвижно, устремив глаза на кончик носа, и творил умную молитву, духом повторяя: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя». Создаётся впечатление, что старец выполняет указания Бхагавадгиты (6:13—14): «Держа туловище, шею и голову прямо, неподвижный, стойкий, устремив взор на кончик носа, не смотря по сторонам, умиротворенный, избавившийся от страха, сохраняя обет целомудрия, покорив ум, сосредоточенный на Мне, соединенный с Богом, пусть сидит, избрав Меня высшей целью».

Лев Толстой: христианство,буддизм и Веды

Лев Толстой и Буддизм

Другая религиозная система, оказавшая большое влияние на Толстого, — буддизм. Хотя буддизм отрицает авторитет Вед, он несет на себе ярко выраженный отпечаток их влияния. Исторически буддизм возник как реакция на вырождение индуизма в жесткую кастовую систему. В первом варианте очерка «Сиддарта, прозванный Буддой» Толстой рисует такую картину: «В книгах Вед много высокого и божественного; но со временем к книгам этим стали прибавлять много пустого и лишнего. Случилось так, что между учителями, людьми, поучавшими божеской воле, завелись люди лживые и корыст¬ные... Жрецы-брамины учили тому, что жертвоприношения спасают от всех зол и грехов... Вера в истину ту, которая была в их священных книгах, все больше и больше ослабевала. И тогда-то родился, возрос и стал проповедовать свое учение святой Сиддарта Будда» (1,23 541). Десятого февраля 1907 года

Толстой записал в дневник: «Какое удивительное явление, что браманизм, несмотря на своё гораздо более высокое, чем еврейство, религиозное понимание, подвергнулся таким же, если ещё не худшим извращениям или, скорее, наростам» (I,56 12). Несмотря на временное господство (при поддержке императора Ашоки) в Индии буддизма, индуизм, как всегда, доказал свою жизнеспособность, на этот раз — весьма нетривиальным образом: Будда был объявлен воплощением Вишну. В Бхагавата-пуране (1:3:24) сказано: «Чтобы обмануть врагов верующих, в Гайе рождается Будда». Его миссией провозглашено прекращение принявшей массовые масштабы ведийской практики принесения в жертву животных, а отрицание буквы Вед оправдывается необходимостью утвердить истинный дух их предписаний. Не исключено, что в такой трактовке есть доля смысла; во всяком случае, в 1886 году Толстой писал В. Г. Черткову: «Очень меня занимает теперь не только Будда, но и браманизм...» (2,19 114).

Еще девятнадцатилетним юношей (в 1847) Толстой познакомился в казанском госпитале с буддийским ламой и от него впервые узнал о сущности закона ахимсы (ненасилия). Р. Роллан в «Жизни Толстого» придаёт большое значение этому факту и связывает с ним поступление будущего литератора и философа именно на факультет восточных языков Казанского университета*. В 1866 году Н. Н. Страхов по просьбе писателя прислал ему книгу «Lalita victara» — санскритский труд о Будде, вышедший в переводе Филиппа Эдуарда Фуко с тибетского на французский язык. Спустя много лет в письме издателю М. М. Аедерле Толстой назвал эту книгу в числе тех, которые произвели на него огромное впечатление (2,19 230).

* Биограф писателя П. И. Бирюков пишет: «В своих дневниках он сообщает уже на первых страницах о своём недолгом пребывании по причине незначительной болезни в казанской больнице. Это было в 1847. В разговоре со мной Лев Николаевич рассказал, что в этой больнице вместе с ним лежал бурятский лама, на которого в пути напал уличный разбойник и нанёс ему ранение. При более подробных расспросах Толстой, к своему удивлению, узнал, что лама этот, будучи буддистом, не защищался от разбойника, но, закрыв глаза и творя молитвы, ожидал смерти. И это переживание произвело сильное впечатление на юную душу Толстого и пробудило в нем глубокое уважение перед мудростью жителей Востока».

 С того времени он постоянно углублял свои познания в области буддизма. Например, в конце 1884 Толстой «читал Будду, и чтение было серьёзное» (2,19 49). Летом 1896 он читал «Свет Азии» Э. Арнольда. Редактор «Восточного обозрения» Е. И. Попов, посетивший Толстого осенью 1903 года, вспоминал, что тот «подробно расспрашивал о бурятах, очень заинтересовался мифом ламаитов об искуплении (Арья-Балло*)» (15, 203). По свидетельству Н. Н. Гусева, 7 апреля 1908 Толстой сказал: «Читал всё о буддизме. Какое это странное учение! И как оно было извращено!.. А нравственное учение — очень возвышенное: кротость, оплата добром за зло...» (13, 136).

В июне 1909 Толстой «серьёзно читал» «Буддийский катехизис» Субхадры Бхикшу и записал в дневнике: «Читаю буддийский катехизис. Всё подвигаюсь в внутренней работе» (I,57 84). Двенадцатого февраля 1910 Толстой начал работать над предисловием к книге П. А. Буланже «Жизнь и учение Сиддарты Готамы, прозванного Буддой...», которое под заглавием «О значении ознакомления с основами религиозных учений» было опубликовано в виде письма к В.А. Поссе в журнале «Жизнь для всех» (1910, № 3). В этом же номере журнала опубликовано начало работы П. А. Буланже.

В яснополянской библиотеке сохранились следующие книги по буддизму:

  • Buddha-Carita von Acvagoshas [Ашвагхоша. Будда-Чарита]. Leipzig. Nyanatiloka Bhikshu. The Word of the Buddha [Ньянатилока Бхикшу. Слово Будды]. Rangoon, 1907.
  • Subhadra Bhikschu. Buddhistischer Katechismus [Субхадра Бхикшу. Буддийский катехизис]. Leipzig, 1908 (пометы).
  • Буддийские сутты. В переводе с пали Рис-Девиса, с примечанием и вступит, статьей. Русский перевод и предисловие Н. И. Герасимова. М., 1900 (пометы).
  • Buddha und Christus. Von Dr. Otto Veeck [Отто Фэк. Будда и Христос]. Berlin, 1893.
  • Gospel of Buddha. According to old records. Told by Paul Carus [Поль Kapyc. Евангелие Будды]. Chicago, 1905 (пометы).
  • Nirvana. A story of Buddhist philosophy by Paul Carus [Поль Kapyc. Нирвана]. Chicago, 1896.
  • Нирвана. Буддийское сказание. Пер. с англ. П. Буланже. М.: Посредник, 1901.
  • Le Bouddha a-t-il existe? Par Leon de Rosny [Леон де Рони. Суще¬ствовал ли Будда?]. Paris, 1901.
  • И. П. Минаев. Буддизм. Исследования и материалы. СПб., 1887. Г. Ольденберг. Будда. Его жизнь, учение и община. М., 1905. Сутта-Нипата. Сборник бесед и поучений. Буддийская каноническая книга, переведенная с пали на английский язык Фаусбеллем. Русский перевод Н. И. Герасимова. М., 1899 (пометы).
  • Kleiner buddhistischer Katechismus. Von Bruno Freydank [Бруно Фрейданк. Малый буддийский катехизис].
  • Gleanings in Buddha-Fields. By Lafcadio Hearn [Лафкадио Хэрн. Зерна, подобранные на нивах Будды]. Boston — New York, 1897.

 Фрагмент книги «Зеркало русского индуизма»,
автор Дмитрий Бурба

Vedic-Culture.in.ua